• Главная страница
• Архив новостей
• Карта сайта
• Официальные документы
• Мероприятия
• Участники
• История Феодальной Японии

• Культура

• Исторические битвы
• Исторические личности
• Материальная культура
• Читальный зал
• Прочее
• Доспехи
• Вооружение
• Костюм
• Аксессуары и предметы быта
• Доска позора
• Форум
• Контакты

 

 

 

________________

 

 

БИБЛИОТЕКА


История Феодальной Японии


Армия по законодательству Рицурё (702 г.)

 

После объединения императором Тэмму всех военные ресурсов под своим контролем, назначенные двором чиновники стали контролировать все военные приготовления, и централизованный призыв заменил формирование армии из отрядов провинциальных вождей. При новой системе все население мужского пола в возрасте от 20 до 59 лет, кроме знати и тех, кто «страдает хроническими заболеваниями или не годен к военной службе по другим причинам», были обязаны служить в солдатах (хэйси).

 

Хэйси (рядовые) в костюме мэн-око.

Хотя ни одного из этих костюмов не сохранилось,

полагают, что это был тканевой доспех, плотно набитый войлоком.

Манекен из Токийского Музея Костюма.

 

Первые сведения об обязательной военной службе относятся к 689 г. В то время из подворных списков отбиралась одна четвертая часть юношей, в обязанность которым вменялось проведение воинской подготовки во время, свободное от сельскохозяйственных работ. Хотя призывники из крестьян составляли подавляющее большинство в армии нового типа, отпрыски провинциальной знати и придворные аристократы невысокого ранга не были полностью освобождены от военной службы. Они служили офицерами в новых провинциальных полках, в отряде императорской гвардии, охранявшей внутренние ворота в императорский дворец (хёэфу), а также несли другие обязанности. Вербовка личного состава на эти должности проводилась на конкурсной основе – основным критерием отбора были склонность к военной службе и практические военные навыки, в первую очередь верховая езда и стрельбы из лука.

 

Организация

Призывники служили в провинциальных полках, так называемых гундан, которые скорее были формированиями ополчения, наподобие национальной гвардии. Гундан были административными единицами, и их численность варьировала от менее чем 500 до более 1000 человек. Планировалось, что один полк будет располагаться в одной провинции, и размер полка будет зависеть от количества призывников в конкретной провинции. Фактически, гундан были своего рода военными комиссариатами, ответственными за призыв, обучение и материальное обеспечение рекрутов.

 

Будучи выбранным для военной службы, новобранец немедленно определялся в гундан, расположенный ближе всех к его дому. Имя солдата заносилось в двойной список — одна часть списка отсылалась губернатору провинции, а другая в военное министерство в столице (хёбусё). Однажды отобранные и внесенные в списки крестьяне вскоре возвращались к своим хижинам и полям. Копии полковых списков хранились у губернатора провинции и использовались для призыва солдат на сборы, для несения полицейской службы, для охраны важных объектов, пограничной службы и для службы в случае войны. В обмен на выполнение этих обязанностей солдаты были освобождены от некоторых налогов.

 

От рекрутов требовались довольно существенные затраты на свое содержание. Каждый рекрут должен был предоставить 6 то (около 114 литров) риса и 2 сё (3.6 литров) соли. Эти припасы поступали в провинциальный арсенал, где и хранились до момента выступления на войну. Если продукты портились, каждый солдат должен был заменить свой рацион за свой счет. Рекруты также должны были принести с собой оружие, одежду и необходимую амуницию.

 

Главной обязанностью хэйси было несение патрульной службы в их родной провинции (бан). Солдаты учились обращению с оружием, охраняли штаб-квартиру губернатора провинции, провинциальные склады с оружием, другие хранилища с их содержимым, искали преступников, и выполняли другую подобную службу.

 

Императорский указ от 704 г. предписывал, что солдаты каждой провинции должны быть разбиты на десять страж по десять дней каждая, и что время службы должно быть одинаково поделено между всеми солдатами. Таким образом, в течение обычного лунного года длительностью 354 или 355 дней у одного солдата служба должна была отнимать 34 или 35 дней. Для половины солдат такая служба означала 3 сбора по 10 дней каждый, и половина служила еще дополнительный, четвертый сбор — 4 или 5 дней. Такая служба не выглядит тяжелой, если вспомнить, что в качестве платы за службу солдаты освобождались от общественных работ – строительства дорог, дворцов и храмов – отнимавших до 60 дней в году.

 

В дополнение к службе в своей родной провинции, хэйси должны были также служить в охране императорского дворца и на границе. В обмен на эту службу, солдаты освобождались от несения патрульной службы в родной провинции. В случае военных кампаний все солдаты, внесенные в полковые списки, мобилизовывались вне зависимости от того, планировались эти кампании внутри страны или за рубежом. Служившие в императорской гвардии освобождались от несения службы на 1 год после их возвращения, и солдаты, служившие в военных кампаниях, освобождались от службы на все фактическое время, проведенное в кампании.

 

Структура провинциальных полков

Наименьшей единицей гундан была «пятерка» – го. Она состояла из 5 солдат. Две «пятерки» формировали следующую единицу – «десяток», или ка*. Ка была основной административной единицей, которая имела свое артельное хозяйство, снаряжение и вьючных лошадей, по 6 на один ка. Пять ка, сведенных вместе, образовывали полусотню – тай. Полусотни делились на пехотные (хотай) и кавалерийские (китай), и смешивать два рода войск в составе одной полусотни было строжайше запрещено. Две полусотни, одна конная и одна пешая, давали следующую командную единицу, сотню – рё. Несколько сотен составляли полк провинциальной милиции – гундан. Число сотен в гундан было неодинаковым. Гундан численностью до 5 сотен назывался сёдан («малый полк»), от 6 до 9 сотен – тюдан («средний полк»), и 10 и более сотен – тайдан («большой полк»).

 

Малым полком командовал офицер, называвшийся сёки – «подполковник», а средним и большим командовал офицер следующего ранга, тайки - «полковник». В каждом полку был делопроизводитель (сютё), ведавший всей канцелярской частью подразделения. Сотней командовали сотник – рёси, а двумя сотнями, сведенными вместе – офицер, называвшийся кёи. Специального названия для этой единицы не было. Командир полусотни звался тайсё – пятидесятник.

 

Что касается происхождения, рёси, кёи и сютё выбирались из местной элиты, не обязанной нести военную службу, только рёси и кёи выбирались из тех, кто имел способности к верховой езде и стрельбу из лука, а сёти – из тех, кто хорошо писал и считал. Тайки и сёки назначались губернатором провинции из тех зажиточных жителей, кто имел придворный ранг до 6 включительно, но не занимал государственной должности. Это также были единственные офицеры в полку, имевшие личных телохранителей.

 

Командный состав гундан

 

Численность Сёдан (500 чел.) Тюдан (600 чел.) Тайдан (1000 чел.)
Тайки
-
1
1
Сёки
1
1
2
Кёи
2
3
5
Рёси
5
6
10
Тайсё
10
12
20
Сютё
1
1
2


 

Армия военного времени

Гундан были формированиями мирного времени. Планировалось, что в военное время несколько гундан сформируют армию (итигун) под началом полководца (сёгун). Численный состав армии зависел от количества и размера формирующих ее провинциальных полков. Как и гундан, армии делились на малые (сёгун**, 3000-4000 чел.), средние (тюгун, 5000-9000) и большие армии (тайгун, 10 000 человек и более). Соединенные вместе малая, средняя и большая армии давали сангун – три армии, которой командовали «великий полководец» – тайсёгун. В качестве символа власти сёгун получал церемониальный меч – сэтто.

 

Каждая экспедиционная армия состояла из батальонов, или дзин. Каждый батальон состоял из нескольких рот, собранных из разных полков. Таким образом, батальоны были тактическими единицами военного времени, в то время как гундан служили административными единицами мирного времени.

 

Мобилизация любой из этих армий требовала специального императорского указа, который мог быть издан только после одобрения Государственного Совета – дайдзёкан. Таким образом, что решение начать войну требовало согласия со стороны большей части правящего класса. Государственный Cовет принимал решение только после консультаций с несколькими совещательными органами и затем просил императора издать соответствующий указ. Затем военное министерство должно было подсчитать имеющиеся ресурсы и доложить двору, какое количество войск доступно для мобилизации, какое количество необходимо для кампании, и какие провинциальные полки более всего подходят для мобилизации. На основании этого доклада дайдзёкан издавал мобилизационные предписания для каждой провинции.

 

Командный состав экспедиционной армии состоял из главнокомандующего (сёгун), в помощь которому назначались заместители (фукусёгун), командиры «дивизий» (гункэн), бригадиры (гунсо) и командиры батальонов (рокудзи). Количество каждой из этих должностей зависело от размера армии.

 

Весь командный состав экспедиционной армии происходил не из потомственных военных, а из придворной знати, получавшей соответствующую военную должность в зависимости от придворного ранга. Назначение гражданского чиновника главнокомандующим экспедиционной армии было естественной практикой для императорского двора, постоянно опасавшегося усиления военных.

 

Примечания:

* Свое название ка (огонь) эта единица получила оттого, что ее люди пользовались отдельным огнем для приготовления пищи.

** Пишется другими иероглифами, чем сёгун – «полководец».

 

Источники:

Friday. Samurai, warfare and the state.

Friday. Hired Swords.

Сасама. Дзусэцу Нихон Сэндзин Сахоу Дзитэн

Мендрин. История сёгуната в Японии.

Куросукэ Арисада (Александр Куршаков)
http://shogunate.ru/

Публикуется с разрешения семьи автора
2013 г